«Ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами» (Деян.11:26)

Иисус исцеляет!!!

Колени исцелены

Нога исцелена

Понравился материал - ПОРЕКОМЕНДУЙ ДРУГИМ!

тИЦ и PR сайта
Исцеление от 12 переломов позвоночника PDF Печать E-mail
24.09.2009 12:26
Жизнь Николая Телеги является ярким свидетельством Божьей славы. Она показы­вает, каким испытаниям мог подвергнуться человек в нашем стране

в ее недалеком прошлом, если он решил открыто заявить о своей вере в Иисуса Христа. В наши дни кому-то это может показаться неправдоподобным. Но принять присягу в советском государстве для многих означало отречься от своей веры, изменить убеждениям. Сей­час мы живем в другом времени, многое изменилось — верующие могут служить в армии, в государственных структурах и открыто говорить о своей вере, не поступаясь с совестью. Тогда же все было по-другому. Государство требовало отречения и пыталось раздавить личность...

Николай родился 23 ав­густа 1963 года в селе Рудня. В семье он четвертый, и последний, сын. Отка­завшись от присяги и ис­поведуя открыто Иисуса Христа, он оказывается под натиском жесточай­ших репрессий.

 

- Раньше по моей физической силе и по силе духа я мог бы рас­правиться со всеми обидчиками, но Бог подводил меня к тому, что­ бы явить свою силу и славу.

 

Меня поместили в одиночную камеру в Ленинградском военном округе в 40-градусный мороз. Эта камера - бетонный сарай, стены которого были покрыты льдом. Офицер открыл дверь, меня толкнули, и я почувствовал, что все помещение наполнено ледя­ной водой. Солдаты ведрами на­носили ее из колонки. Поначалу это было не страшно. Но вода на­чала проникать в сапоги, и я по­степенно почувствовал, что все мое тело раскалывается от боли до самого сердца. Я начал терять сознание, а в сердце было: «Про­славь Господа!» Я оценил Бога как Отца, хотя внешне не за что было хвалить, а в сердце были хвала и радость.

 

— Как долго это длилось?

 -  Не знаю. Я услышал из-за двери, офицер спрашивает: «За­ чем вы налили горячую воду? » Он заставил вычерпывать эту воду и наливать вновь холодной воды из колонки и проверял рукой каж­дое ведро... Но только моя нога
прикоснулась к воде, я ее еще не
успел почувствовать, как он уже закричал:
-  Уводите его! Она опять го­рячая!

Вода, действительно, станови­лась горячей. Она опять становилась горячей. Они не знали, что делать, они увидели, что Господь присутствует на этом месте. Но, несмотря на явные доказательства непосредственного Божьего покровительства, было вызвано начальство и открыто дело.

 

— Сколько времени прошло после этих событий до суда?

 

- Где-то недели две. Все это время я работал на лесоповале. Меня не сменяли, я работал без перерыва несколько суток. Я не мог 10-15 минут отдохнуть или приклониться к дереву, рядом был патруль и кричал: "Ты отказываешься от своего Бога?"

 

Потом меня привезли в часть. И в эту ночь мне приснился сон, будто человек вошел в комнату, взглянул на меня и вышел. Я видел его лицо. И ангел Господень рядом со мной говорит: "Возьми ручку и запиши 16 вопросов". Я взял  во сне ручку и записал все 16 вопросов, которые мне продиктовал ангел Господень. Я проснулся: не было ни ручки, ни листочка, но все вопросы были в моем сердце.

 

Утром меня вызвали в штаб. Когда я шел по снегу в штаб, чувствовал, как будто иду не по зем­ле, а по небу, такое сильное было вокруг меня присутствие Божье. Я вошел, а в сердце не было ни капли волнения и никакого стра­ха. Я увидел офицеров, прокуро­ра. Все вышли, и мы остались наедине со следователем.

 

-   Я буду задавать тебе вопро­сы, а ты ответишь мне на каж­дый из них, - сказал следователь.

 

-   Я не буду отвечать на ваши вопросы, - ответил я. - Если бы вы были верующим человеком, то мы поняли бы друг друга, а раз­водить споры — нет такого обы­чая у верующих людей. Вы мне зададите 16 вопросов.

 

-   Да-а-а? - протянул следова­тель. Он убрал все свои бумаги, перевернул их текстом вниз и вни­мательно стал смотреть на меня.

 

Я, по очереди, спокойно стал называть все 16 вопросов. Внача­ле его глаза стали удивленно рас­ширяться, потом его начало тря­сти все сильнее и сильнее. Бумаги выпали из его рук и рассыпались по полу. Следователь стал соби­рать их, нервничать и кричать: «Замолчите! Замолчите, я вам сказал».

 Я спокойно говорю:— И еще два вопроса, которые вы мне хотели задать, но их нет на бумаге, вы их не записывали...Тут он стал кричать еще громче:

- Уходите, уводите его отсю­да, я не могу с ним разговаривать! Как я могу с вами разговаривать, когда в вас такая сила, что вы и мысли мои знаете.

 Его трясло с такой силой, что он не мог ничего с этим сделать. Я вышел оттуда в присутствии Гос­поднем. Душа моя настолько соеди­нилась с Богом, без всяких слов, что никого не хотел видеть и не за­мечал их, только слезы в глазах от благоговения перед моим Богом. 

— Какие же вопросы он хотел вам задать? Это были какие-то особенные вопросы?

 -   Нет, это были совершенно простые вопросы. Как я учился в школе? Был ли я комсомольцем? Ходил ли мой отец на партийные собрания? И т. д. И два вопроса, которые он не записал: "Имеешь ли ты Библию и крещен ли ты духом святым?" Вопросы были простые, его поразило то, что я знаю их и называю именно в той последовательности и в той формулировке, как они были записаны. Казалось, что всё самое страшное позади. Но кульминацией всей этой истории стало сильное свидетельство неверующим о силе Божьей. 9 января 1982 года, в прекрасный солнечный день, гигантское дерево упало на солдата Николая Телегу и переломало 12 раз его позвоночник (от автора). 

- Для меня это было самым страшным ударом, - говорит Николай Телега. Я спилил на лесоповале огромное дерево - березу 60-70 сантиметров в комле. Это был прекрасный день. В этот день, как никогда, я увидел природу особо. Господь открыл мои глаза, и я увидел движение сока в ство­ле деревьев. Я был в особом при­сутствии Божьем и восхищался Божьим творением. За полдня я спилил трехдневную норму. Все было хорошо. Осталось еще не­сколько деревьев спилить, и одно упало на сучья другого. Нас было 12 человек. Я попросил, чтобы мне помогли столкнуть березу с сучь­ев. Дерево упало на меня, ударило меня по голове и вогнало меня в землю. Больше я ничего не помню. Ребята думали, что я уже мертвый, они хотели стащить с меня дерево волоком. Но кто-то из них сказал что, может, я живой и нужно по­пробовать аккуратно столкнуть с меня дерево. Я очнулся в госпита­ле. Тело все болело от макушки до пяток. Невропатолог стоит передо мною и говорит: «Ты - штунда?»

-  Нет, - говорю, - я верую­щий.-  Ты - кусок мяса! Вот кто ты! 

* * *

Невропатолог заходил ко мне каждый день и издевательски спрашивал:

- Ну; что, кусок мяса, ты еще не сдох. Ну, где твой Бог?

Я отвечал ему, что Господь мой жив и все видит. А он еще сильнее кричит:

-      Какой Господь? Это мы не можем на тебя смотреть, а тем более твой Бог.

 Я осознавал, что я, действительно, как кусок мяса. Я чувствовал себя совершенно одиноким. Меня носили на носилках, "высыпали" на рентгеновский стол, что бы сделать снимки и опять погружали на носилки, я был совершенно без движения. У меня болело все. Но больше всего болела душа. Я, как никогда раньше, чувствовал себя оставленным. Иногда мне приносили верующие бабушки из местной церкви гостинцы. И я отдавал их одному солдату, у него было доброе сердце, и он, единственный, долго сидел возле меня и помогал, чем мог. Но у меня в то время, в моей бездыханности, возникала мысль попросить его убить меня. Он же заплакал и сказал: "Я никогда этого не сделаю!"Мне было настолько тяжело, что я думал о том, что непременно должен умереть. Всем сказали, чтобы они не заходили в мою палату. Даже, когда я пить просил, сестры открывали дверь и снова закрывали. 

Еще до армии мне было Слово от Господа об этом трудном вре­мени.

Я сказал Господу: «Независи­мо, буду я жить или умру, но я буду славить Тебя». И, хотя в сердце моем была безнадежность, я стал кричать: «Я жить хочу! Господи, я жить хочу!» Я стал кричать, и ко мне вернулось желание жить.

И вот 20 июня, 20 минут один­надцатого, после отбоя в палату во­шел Ангел Божий. По росту он был выше меня. Он не просто шел, он плыл. Это не был сон, это было ре­ально. Он взял мою руку нежным прикосновением и сказал:

-  Николай, вставай, и пойдем.
 

Я ответил:-  Я не могу.

— Быстро вставай, ибо мне не­когда.

Он взял меня за руку, и я не мог сопротивляться. Он вывел меня через весь госпиталь на ули­цу. Остановился и, отпустив мою руку, спокойно сказал:

- А теперь сам иди.

И исчез. Я пришел в себя, стал оценивать, что произошло, но не мог до конца понять: то ли это сон, то ли явь. Я стал бегать вок­руг клумбы, зашел в Палату, лег в кровать и уснул.

Утром сестра стала звать на завтрак. Раньше этот зов на завт­рак был пустым звуком, я не хо­тел есть, но теперь спокойно встал, взял полотенце и пошелумываться. У меня из памяти было забрано всякое волнение, я не понял, почему все смотрят на меня, удивляются, сестры пытаются помочь мне. Я умылся, вернулся в палату и, когда зашел, увидел свою кровать, ко мне вернулось понимание, что случилось со мной на самом деле. Я увидел инвалидную коляску, на которой меня иногда вывозили на улицу. ***Когда я пришел в себя, услышал разговор:- Да ходил он, ходил, мы же видели…- Да как же он ходил, если лежит? Я открыл глаза и увидел: палата, полная врачей.Врач невропатолог подошел ко мне и стал осторожно трогать меня: - Николай, это ты или не ты? Главный врач попросил невропатолога осмотреть и проверить меня. Тот стал поднимать и опускать то одну мою ногу, то другую. 

- А можно тебя в ординаторскую попросить пройти для осмот­ра?

Я иду по коридору, а вокруг больные шепчутся, уставились на меня:

- Жалко, - говорят, - такой молодой, а скоро умрет. Говорят, перед смертью так отпускает.

А я иду, слушаю - это, и не ве­рится мне теперь, что умру.

В ординаторской меня попро­сили поднять и опустить ведро с водой. В углу стоял сейф, и я по­просил:

 - А можно сейф поднять?

Я поднял сейф. Начальник госпиталя сказал:

- Ты поставлен пред нами Бо­гом Твоим.

А я вижу: в комнате появилось желтое облако вокруг меня - это слава Господня. Божье присут­ствие. Оно стало распространять­ся, и, кто попадал в это облако, начинал плакать и дрожать.

Постепенно все попали в это облако, и все плакали. Все при­сутствующие по очереди начали просить у меня прощения.

- Я приказал убить тебя... Если можешь, прости меня.

Невропатолог рыдал. Он подо­шел ко мне и спросил:

- Если есть в твоем сердце, прости меня, чтобы Бог не наказал меня.

У начальника госпиталя дома находилась парализованная мать. Он спрашивает:

- А Бог может исцелить мою маму? А я в это время слышу голос Бога: "И будет явлена милость Моя!"Еще пару минут начальник госпиталя, полковник, коммунист, перед глазами своих подчиненных стоял на коленях перед Богом:- Бог, прости меня. Я человек грешный. Исцели мою маму. Он встал и спрашивает: "Моя мама уже здорова?"

Он поехал домой, а там дверь ему открыла сама его мать. Он возвращается и, никого не замечая, падает на коврик. Он лег перед лицом Господнем и кричал:- Спасибо Тебе, Господи! Спасибо Тебе! Спасибо.  

В 1984 году Николай Телега женился. У него родилось трое детей.

  

Свидетельство Николая Телеги любезно предоставлено программой «Угол»

Обновлено 24.09.2009 12:45
 

Комментарии   

 
0 #2 Влад 28.11.2013 11:22
Это Есть,
Цитировать
 
 
+1 #1 Ваня 04.10.2009 09:14
Замечательное свидетельство!! ! Господь касается даже через прочтение! Сижу и слёзы на глазах от того, что Бог велик!
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ПОСЛЕДНЯЯ РЕФОРМАЦИЯ ЦЕРКВИ

Урок 1 "Выйди из коробки"

© 2017 Последняя Реформация. Все права защищены.
Joomla! — свободное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU/GPL.